Владимир Плужников (mcleod1564) wrote,
Владимир Плужников
mcleod1564

Categories:

1941 год или как теряли людей и корабли

1941 год или как теряли людей и корабли

Для начала поясню одну прописную истину, которую либо не знают, либо не хотят вспоминать.

Главная задача военно-морского флота любой страны – это обеспечение безопасного судоходства собственному гражданскому флоту и ликвидация судоходства вражеского, все остальное – парады, десанты, походы – глубоко вторично. Решает ли эту задачу флот, топя врагов из подводы торпедами подводных лодок, затаптывая вражеские корабли бомбами с самолетов или меряясь с врагами главным калибром во всяких ютландах и цусимах дело тоже десятое.

Итак взглянем что стало с нашим судоходством в 1941 году. На Балтике оно практически сразу прекратилось – особенность георграфии во в многом этому способствовала.
А вот на Черном море судоходство продолжалось всю войну и в силу косяков сухопутных м***ов
( см. здесь

http://mcleod1564.livejournal.com/25142.html) роль судоходства в снабжении осажденных Одессы и Севастополя была исключительно важна.

У Черноморского флота практически не было морского противника, поскольку Турция и Болгария, будучи нейтралами в войну не вступали. Более того, можно сказать что турки были нейтралами в нашу пользу – ведь ни один корабль немецкого или итальянского флота не прошел в Черное море через контролируемый турками Босфор.
А у Румынии были столь малые морские силы, что их не приходилось принимать во внимание, если учитывать силы Черноморского флота.
Их можно было легко уничтожить.

Или запереть минами намертво в румынских базах.

Тем не менее командующий флотом СССР "выдающийся флотоводец" адмирал Кузнецов и командующий Черноморским флотом не менее славный адмирал Октябрьский ( по жизни без псевдо - гражданин Иванов) на второй день войны начали защищать советские берега от нападения неведомого морского противника и минировать подходы к портам СССР на Черном море. Зачем они это делали, должны объяснить те, кто считает их выдающимися флотоводцами.
Итак, в течение месяца в районах Одессы, Севастополя, Керченского пролива, Новороссийска, Туапсе, Батуми было выставлено 7300 мин и 1378 минных защитников. Местоположение минных полей, само собой, являлось строжайшей тайной. Поэтому штурманы и лоцманы гражданских судов, не посвящённые в неё, не могли обеспечить безопасное плавание на выходах и подходах к родным портам. Не было надежд и на военно-лоцманскую службу, поскольку, само собой, военных лоцманов в мирное время никто не учил, посему многие из них не имели представления ни об условиях плавания в проходах минных полей, ни даже об особенностях берегового рельефа для ориентирования.

Результат должен был быть понятен:

«Общепринято, что основные потери советские надводные корабли понесли от мин, причём о них говорят как о некой предрешённости, аргументируя спецификой физико-географических условий театров военных действий. Однако всё гораздо сложнее. Конечно, имеет место и специфика наших морей, но не только в ней дело. Возьмем, например, Черноморский флот. Там на минах гибнут тральщик и пять эсминцев. Причём три эсминца и тральщик гибнут на своих минах!»

Вот хроника крейсера «Красный Крым».
«Приняв на борт 2000 человек пополнения, в тот же день снялся на Севастополь. Подойдя около 0.00 14 мая 1942 года к входу на фарватер минного поля под Севастополем, крейсер и эсминцы охранения попали в сплошной туман и легли в дрейф. Только около полудня корабли начали движение в базу, однако в 12.27 шедший головным эсминец «Дзержинский» подорвался на мине и затонул. Крейсер и оставшийся эсминец дождались вызванных тральщиков и только в 19.50 смогли зайти в Севастопольскую бухту»
. На «Дзержинском» из 170 членов экипажа и 125 человек пополнения гарнизону Севастополя удалось спасти только 35 человек.



Советские адмиралы так охраняли суда советского торгового флота, которые обслуживали нужды армии и самого военно-морского флота, что взвыли не только моряки торгового флота, но и Прокурор СССР В. Бочков. 23 марта 1942 г. он написал Микояну:

«…С первых дней войны флот Черноморско-Азовского пароходства начал терпеть большие потери, которые в дальнейшем беспрерывно увеличиваются и создают реальную угрозу существованию флота этого пароходства вообще.
Основная причина больших потерь флота — плохая организация охраны транспорта от нападений неприятеля с воздуха.
Так, например, при осуществлении десантных операций в Керчи и Феодосии подверглись бомбежке и затонули 12 транспортных судов, доставивших воинские части, боеприпасы и артиллерию в эти порты. Суда были оставлены военным командованием без всякого охранения и защиты.
О фактах плохой охраны и гибели транспортных судов в феврале месяце доведено до сведения нач. Генерального штаба Маршала Советского Союза тов. Шапошникова и Народного Комиссара Военно-Морского Флота адмирала тов. Кузнецова. Однако и после этого суда продолжают гибнуть по тем же причинам.
Так, например, 19 февраля с. г. из Новороссийска в Севастополь был направлен пароход «Коммунист» с грузом ВВС без всякой охраны и конвоя. Пароход торпедирован и затонул.
27 февраля с. г. из Туапсе в Севастополь направлен без охраны пароход «Чапаев» с грузом: лошадей — 240 голов, продовольствия — 107 тонн, боеприпасов — 1003 тонны, орудий — 10 и др. Пароход торпедирован и затонул со всем грузом.
7 марта с. г. из Новороссийска в Камыш-Бурун направлен без охраны пароход «Фабрициус» с лошадьми, продфуражом и автомашинами. В пути следования пароход торпедирован и получил серьезные повреждения.
Грузы на этих судах следовали для нужд Красной Армии.
Учитывая исключительное значение морского транспорта Чёрного моря в предстоящих операциях, считаю необходимым организацию действенной охраны кораблей транспортного флота, которая должна быть всецело возложена на Военно-Морское Командование и за которую последнее должно нести полную ответственность».

Во весь голос вопил нарком морского (торгового) флота СССР П. Ширшов:

«…7 октября Азовская военная флотилия во главе с командующим (капитаном 1 ранга Александровым) неожиданно покинула Мариупольский порт, бросив в порту на произвол судьбы транспортные суда и ценное имущество. В результате последние суда Наркомморфлота, уходившие из Мариуполя, уходили под огнём германских танков, ворвавшихся в порт. При этом погиб ледокол «Соломбала».
…Грубой ошибкой командования Черноморского военного флота является отправление судов в рейс в светлое время суток.
Наркомвоенморфлот, тов. Кузнецов, основываясь на сообщениях, полученных им от командования Черноморского флота, объяснял это тем, что ночью авиация не в состоянии обеспечить охранение судов. Однако, как показали оба случая, придача в охранение двух истребителей не даёт никаких результатов. В момент атаки торпедоносцами теплохода «Ворошилов» истребителей около судна не было, поскольку последние к этому времени возвратились на свои базы. Во втором случае, во время атаки танкера «Куйбышев», два истребителя не смогли защитить танкер, подвергшийся нападению четырех торпедоносцев.
Между тем по справкам, наведенным мною в Гидрометслужбе при РККА, 2 апреля в районе гибели танкера «Куйбышев» была низкая сплошная облачность. В этих условиях танкер «Куйбышев» ночью свободно мог бы совершить рейс из Новороссийска в Камыш-Бурун, в значительно меньшей мере подвергаясь опасности нападения авиации противника.
Докладывая изложенное, прошу обязать Наркомвоенморфлот (тов. Кузнецова) принять наконец решительные меры к сохранению оставшегося транспортного тоннажа на Черном море. На сегодняшний день из 14 танкеров действующих осталось всего 5; из 100 сухогрузных судов, помимо находящихся в ремонте, осталось 21». (4 апреля 1942 г.)
«Морской транспортный флот понес за время войны огромные потери, особенно на Балтийском и Черном морях. Погибло по всем бассейнам 107 судов общей грузоподъемностью около 250 тыс. тонн. Оставлено в портах, временно занятых противником, главным образом в Латвии и Эстонии, 79 транспортных судов грузоподъемностью 234 тыс. тонн.
В результате этих потерь транспортный флот Черноморско-Азовского бассейна состоит всего лишь из 42 судов грузоподъемностью 136 тыс. тонн, вместо 73 судов грузоподъемностью 243 тыс. тонн, которые работали в бассейне к началу войны после мобилизации. Большинство оставшихся судов получили тяжёлые повреждения и временно выведены из строя. В результате на Чёрном море сегодня в эксплуатации осталось 19 судов общим тоннажем 42 250 тонн.
В Балтийском бассейне из судов Балтийского, Латвийского и Эстонского пароходств осталось 21 судно грузоподъемностью 59 тыс. тонн, вместо 137 судов общей грузоподъемностью 327 тыс. тонн к началу войны. Оставшиеся суда также почти все имеют повреждения.
…Совершенно неудовлетворительно организована военнолоцманская служба.
Военные лоцмана в подавляющем большинстве плохо подготовлены.
ПО ИХ ВИНЕ НА ЧЁРНОМ И АЗОВСКОМ МОРЯХ ПОДОРВАЛСЯ РЯД СУДОВ НА НАШИХ МИНАХ (начальник отдела коммуникаций Черного моря капитан 1 ранга Васильев). НАПРИМЕР, ПАРОХОД «ЛЕНИН» ПО ПУТИ ИЗ ОДЕССЫ В МАРИУПОЛЬ БЫЛ ЗАВЕДЕН ЛОЦМАНОМ НА МИННОЕ ПОЛЕ; ВМЕСТЕ С ПАРОХОДОМ ПОГИБЛО 1200 ПАССАЖИРОВ. ПО АНАЛОГИЧНОЙ ПРИЧИНЕ ПОДОРВАЛСЯ НА МИННОМ ПОЛЕ ТЕПЛОХОД «КРЫМ» У НОВОРОССИЙСКА.
…По настоянию Заместителя Народного Комиссара Морского флота тов. Самборского военно-морское командование на Черном море приняло некоторые меры для улучшения работы военных лоцманов. Однако эти меры являются недостаточными, что подтверждают факты гибели судов по вине лоцманов, которые имеют место и сейчас (подрыв на минном поле парохода «Чапаев» 8 марта на подходе к Севастополю).
Продолжается также порочная практика отстранения капитанов от командования судном во время лоцманской проводки.
…Военно-морское командование в Черноморском и Балтийском бассейнах не поняло своих обязанностей по охранению транспортных судов… При десантных операциях в Керчи и Феодосии было потоплено 18 судов из-за отсутствия охранения с воздуха.
Только после гибели в феврале — марте парохода «Фабрициус» и пропавшего без вести парохода «Коммунист», отправленных из Новороссийска (начальник военно-морской базы Холостяков), Наркомвоенморфлот обязал командование Черноморского флота не выпускать транспортные суда без охранения. Однако и теперь охранение поставлено плохо, что подтверждается фактами гибели «Куйбышева» (грузоподъемность 4530 тонн).
…Военно-морское командование часто накапливает без всякой необходимости суда пачками в портах и не обеспечивает их охранение. Это создаёт врагу удобную мишень для бомбежки. Так, например, в январе — феврале в Камыш-Буруне в результате бесцельного скопления в порту до 23 судов были тяжёло повреждены два крупных судна — танкер «Эмба» грузоподъемностью в 10150 тонн и пароход «Красный Профинтерн» — 5800 тонн.
…Антигосударственная практика военно-морского командования в отношении транспортного морского флота приводит не только к гибели судов, но и к преступной его эксплуатации, значительно снижая его провозоспособность и обрекая суда на длительные бесцельные простои.
…Например, танкер «Ялта» в декабре 1941 года по распоряжению командования Потийской военно-морской базы (тов. Рюмина) в течение 20 суток перегонялся из Батуми в Поти и обратно без всякой надобности и в дальнейшем 15 суток курсировал между Туапсе, Новороссийском и Керчью, после чего только был разгружен в Севастополе.
…Военно-морское командование не чувствует никакой ответственности за гибель транспортного флота. Начальник штаба Потийской военно-морской базы (капитан 2 ранга Деревянко) не допустил входа в порт терпевшего бедствие во время шторма парохода «Ингул» и приказал закрыть бонное заграждение. Пароход затонул у самого порта. Погибло 25 человек.
…Наркомморфлот располагает обширным материалом, свидетельствующим о том, что указанные выше противозаконные действия военно-морского командования носят систематический характер». (15 апреля 1942 г.)

Но начать доклады Ширшова, конечно, надо было бы с Балтики:

«…28 августа 1941 года при эвакуации Таллина погибло 22 транспортных судна грузоподъемностью 52 тыс. тонн.
Вице-адмирал Трибуц составил из всего транспортного флота в количестве около 30 единиц один караван, растянувшийся на 10 миль.
Эскадра Балтийского флота, выходившая одновременно с караваном, укрылась от огня противника с берега, поместив караван транспортных судов между собою и берегом. После первого налёта трёх вражеских самолётов эскадра военных судов во главе с вице-адмиралом Трибуцем позорно бежала, оставив беззащитный караван транспортных судов на расстрел противника. Гибели каравана способствовало также и подрезание мин бежавшей эскадрой военных судов.
Вместе с 22 судами в этот день погибло более 25 тыс. бойцов, пассажиры и ценное имущество, эвакуированное из Таллина;
…Наркомат Военно-Морского Флота в связи с гибелью 22 судов при эвакуации Таллина не сделал никаких выводов в отношении виновных, и вице-адмирал Трибуц остался безнаказанным и по-прежнему командует Балтийским флотом. Это относится и к ряду других фактов. Наркомморфлот считает, что факт гибели огромного количества транспортных судов требует специального расследования и наказания виновных».

Сталин не успевал заниматься этими вопросами и переправлял их Молотову, тот тоже был загружен сверх меры и отдавал докладные записки Ширшова Микояну. А тот получал от Кузнецова объяснительные записки типа:

«…Если бы Черноморский флот располагал достаточно мощной истребительной авиацией, надо полагать, таких больших потерь бы не было. (Напомню, что в СССР перед войной количество боевых самолетов превосходило их численность во всей Европе. Куда вы, генералы и адмиралы, их дели?)
…Самым действенным средством для борьбы с авиацией противника в открытом море могла бы явиться истребительная авиация дальнего действия (самолеты Пе-3). Однако в составе Военно-Воздушных Сил Черноморского флота ни одного истребителя дальнего действия нет. Зенитная артиллерия кораблей без взаимодействия с истребительной авиацией также является далеко не достаточным средством для борьбы с авиацией противника. Если учесть, что на Чёрном море в строю в каждый данный момент находится не свыше 2–3 крейсеров и 7–8 эсминцев, то очевидно, что и это недостаточное средство имеется в сильно ограниченном количестве.
…Как пример внимания, которое уделялось охране транспортных судов, к настоящему докладу прилагается перечень указаний, дававшихся Наркоматом ВМФ только одному Черноморскому флоту. (Бьем, били и будем бить фашистских гадов ценными указаниями!)
…Эвакуация Таллина происходила в исключительно тяжёлых условиях и сопровождалась потерями. Однако непонятно, из каких источников или с какими целями приведена явно рассчитанная на производство эффекта цифра в 25 тыс. погибших при эвакуации.
На самом деле потери в людях составили 4 тыс. человек. (Брешу нагло, а что делать?!) Утверждение, что Балтийская эскадра «позорно бежала, оставив беззащитный караван транспортных судов на расстрел противника», является клеветническим выпадом против Краснознаменного Балтийского флота. (Куда смотрит НКВД?)
…Полагаю, что выступление тов. Ширшова является исключительно легкомысленной и безответственной попыткой введения ГКО в заблуждение с целью замазывания и сокрытия преступного отношения к своему делу ответственных работников НКМФ и беспорядков, царящих в системе НКМФ. Тов. Ширшов не постеснялся с этой целью прибегнуть и к клеветническим выпадам против командования и бойцов ВМФлота».

А вы говорите почему это «кузя» дымит…
Tags: 1941. ВМФ, Кузнецов, Октябрьский, адмиралы, мины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments