Владимир Плужников (mcleod1564) wrote,
Владимир Плужников
mcleod1564

Categories:

Какие герои, такая и страна

«Герой России»
Есть ИСТОРИЯ — объективные знания о прошлом, и есть ПРОПАГАНДА — те знания, которые полезны обществу или правящему в обществе режиму. Отсюда понятно, что потребности истории в истине и потребности пропаганды в мифах могут сильно не совпадать.
Совершенно очевидно, что во время войны пропаганда требует безмерно возвеличивать полководческие таланты своих полководцев и беззастенчиво унижать способности полководцев врага.
Почему? Потому что неверие своей армии в своих полководцев и страх перед полководцами врага имеет последствием, в зависимости от масштаба войны, тысячи и миллионы убитых своих же солдат и поражение в войне.
Однако после войны потребности истории требуют возвеличивать тех, кто действительно отличился полководческим талантом и героизмом, и унижать дураков, трусов и предателей среди полководцев. Почему? Потому что пропагандистская слава полководцу создаётся по велению начальства, а подвиг полководца — его собственными умом и мужеством. И любой стране нужны только те генералы, которые собираются приобрести свою славу исключительно подвигом своего ума и мужества, а не лизоблюдством. Если историческую истину не восстанавливать, то армию неумолимо заполнят лизоблюды, бесполезные для страны и опасные для армии.
Собственно результат такого отбора армейского руководства мы все видели в 1991 году.
Были герои, без которых не было бы победы, но ведь война страшна тем, что в ней один трус или предатель сведёт на нет усилия тысяч и тысяч и героев.
Особенно если этот трус или предатель занимает генеральскую или адмиральскую должность.
(начало здесь http://mcleod1564.livejournal.com/20438.html )

Вот пример того, как в России создали миф о «Герое России» изменнике генерале М.Ф. Лукине (1892–1970), Герое Российской Федерации (1993 г.), генерал-лейтенанте, «командовавшем» в ходе войны 16, 20 и 19-й армиями.
Итак, 7 октября 1941 г. немцы замкнули кольцо окружения четырёх советских армий (19-й и 20-й Западного фронта и 24-й и 32-й Резервного фронта). Через 5 дней Ставка даёт приказ командарму 19-й — генералу Лукину — возглавить все четыре армии и прорываться с ними к Москве.
Немецкие дивизии, окружившие четыре наших армии под Вязьмой, сами стали на грань окружения и разгрома, если бы эти наши армии не ставили себе целью убежать от немцев, а ударили под основание немецких клиньев. Но у Лукина и мыслей таких нет: узнав, что он в окружении, он немедленно прекращает управление войсками — дезорганизует их: и ставит себе одну цель — удрать!
Неверите?
Окружение немецкими войсками советских армий под Вязьмой в описании участников этого события генерал-полковника А.Г. Стученко, тогда полковника, командира 45-й кавалерийской дивизии, и генерал-лейтенанта И.А. Толконюка, в то время капитана, служившего в оперативном отделе штаба 19-й армии.
Давайте прочтём воспоминания тогда капитана Толконюка. Напомню, что в этот день, 12 октября 1941 г., Ставка приказала генералу Лукину возглавить все четыре советские армии, попавшие в окружение. И.А. Толконюк пишет:
«…Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин, получив указание, что на него возлагается руководство выводом всех четырёх армий из окружения, собрал совещание командующих армиями, с которыми не было никакой технической связи, и прибыли не все для обсуждения положения и выработки решения. В этом совещании, проходившем в условиях строгой секретности и сильно затянувшемся, присутствовал и генерал-лейтенант И.В. Болдин. В результате родился приказ, исполнителем которого был начальник оперативного отдела полковник А.Г. Маслов. После неоднократных и мучительных переделок и поправок, вызывавших нервозность, приказ был подписан командармом и начальником штаба. Этот последний, отданный в окружении приказ имел важное значение, ибо он определил дальнейшую судьбу окружённых армий. Кстати сказать, решение, выраженное в приказе, не было сообщено в Ставку. Думается, что это случилось потому, что руководство окружёнными войсками не ожидало его одобрения. Следует к тому же заметить, что на последние запросы Ставки командование почему-то вообще не находило нужным отвечать.
В приказе давался краткий и довольно мрачный анализ сложившейся обстановки и делалась ссылка на требование выходить из окружения во что бы то ни стало. Войскам приказывалось сжечь автомашины, ВЗОРВАТЬ МАТЕРИАЛЬНУЮ ЧАСТЬ АРТИЛЛЕРИИ И ОСТАВШИЕСЯ НЕИЗРАСХОДОВАННЫМИ СНАРЯДЫ, уничтожить материальные запасы и каждой дивизии выходить из окружения самостоятельно.
В этот день я был оперативным дежурным, и приказ, размноженный в нескольких экземплярах для 19-й армии, попал ко мне для рассылки в дивизии. Передавая его мне, полковник А.Г. Маслов был крайне расстроен: он, стараясь не глядеть никому в глаза, молча передал документ, неопределенно махнул рукой и ушел. Чувствовалось, что полковник не был согласен с таким концом армии. Через некоторое время он сказал мне по секрету: «ИЗ ВСЕХ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ ВЫБРАНО САМОЕ ХУДШЕЕ, И АРМИЯ ПОГИБЛА, НЕ БУДУЧИ ПОБЕЖДЁННОЙ ПРОТИВНИКОМ.»
ПРАВИЛЬНО ГОВОРИТСЯ, ЧТО АРМИЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПОБЕЖДЁННОЙ, ПОКА ЕЁ КОМАНДОВАНИЕ НЕ ПРИЗНАЕТ СВОЁ ПОРАЖЕНИЕ. В НАШЕМ СЛУЧАЕ КОМАНДОВАНИЕ ПРИЗНАЛО СЕБЯ ПОБЕЖДЁННЫМ ПРЕЖДЕВРЕМЕННО И РАСПУСТИЛО АРМИЮ, ПРЕДОСТАВИВ ЕЁ НЕПОБЕЖДЁННЫМ БОЙЦАМ САМИМ ЗАБОТИТЬСЯ О СВОЕЙ УЧАСТИ.
В продовольствии нужды не ощущалось, потому что в окружённом районе продовольствие могло быть получено из местных ресурсов: местность была запружена угнанным из западных районов советскими людьми скотом, и созревший урожай, при определенной организации, мог обеспечить питание личного состава длительное время. К тому же не были полностью использованы и продовольственные запасы, находившиеся на складах и в железнодорожных эшелонах, которыми были переполнены железнодорожные станции. В общем, у нас не было крайней нужды в продовольствии. В боеприпасах ощущалась некоторая нужда, но и их мы полностью не израсходовали, вплоть до прекращения организованного сопротивления. Нужда ощущалась в горючем для машин, а главное — в эвакуации раненых. Так что не в материальном обеспечении в первую очередь нуждались окружённые войска. ОНИ НУЖДАЛИСЬ ПРЕЖДЕ ВСЕГО В КВАЛИФИЦИРОВАННОМ, ТВЁРДОМ И АВТОРИТЕТНОМ РУКОВОДСТВЕ, ЧЕГО, ПО СУЩЕСТВУ, НЕ БЫЛО».
…Приказ был незамедлительно доставлен в дивизии нарочными офицерами. А когда его содержание довели до личного состава, произошло то, что должно было произойти. Нельзя было не заметить, что задача понята своеобразно: спасайся кто как может. Офицеры штаба, проверявшие на местах, как доведён и понят приказ, наблюдали неприглядную картину, поправить которую уже возможности не было, да никто и не пытался что-либо изменить. Всякая связь штаба армии с дивизиями прекратилась, вступили в свои права неразбериха и самотёк. К вечеру 12 октября командование и штаб армии сложили с себя обязанность управлять подчинёнными войсками. Командиры дивизии поступили так же. Командиры многих частей и подразделений выстраивали подчинённых на лесных полянах, прощались с ними и распускали. На местах построения можно было видеть брошенные пулемёты, легкие минометы, противогазы и другое военное снаряжение. Солдаты и офицеры объединялись в группы различной численности и уходили большей частью в неизвестность. В некоторых соединениях личный состав с легким ручным оружием начал поход в составе частей и подразделений, но с течением времени, встретившись с трудностями, эти части и подразделения также распадались на мелкие группы.
…Это способствовало тому, что из 28 немецких дивизий, первоначально окруживших наши войска, к началу второй декады октября было оставлено здесь только 14, а 14 дивизий смогли продолжить путь к Москве. Расчёт нашего командования на то, что окружённые армии организованно прорвутся из окружения и будут использованы для непосредственной защиты столицы, не оправдался. Эти войска вынуждены были оставить в окружении всю материальную часть, всё тяжёлое оружие и остававшиеся боеприпасы и выходили из окружения лишь с лёгким ручным оружием, а то и без него. В итоге всего сказанного и многого не сказанного группировка из четырёх, хотя и обескровленных, армий, насчитывавшая сотни тысяч человек, с массой артиллерии, танков и других боевых средств, окружённая противником к 7 октября, уже 12 октября прекратила организованное сопротивление, не будучи разгромленной, и разошлась кто куда. Она, следовательно, вела бои в окружении всего каких-то 5–6 дней. Это кажется невероятным, этому трудно поверить. И тем не менее это так.»
Через пару дней Лукин сдастся гитлеровцам в плен, в мае 1945 года был освобожден.
Протокол допроса военнопленного генерал-лейтенанта Красной Армии М.Ф. Лукина 14 декабря 1941 г.
Приведенный ниже текст допроса был отправлен с оккупированной германскими войскам территории СССР в Берлин для ознакомления Гитлеру.
«Если вы хотите, чтобы я ответил на ваш вопрос: «Почему русский народ, несмотря на всю свою ненависть кСталинуи советской системе, продолжает их защищать?» — то могу ответить таким образом, чтобы быть очень честным в разговоре с вами. Вы говорите об освобождении народов России от большевистской системы и о новом порядке для будущей Европы, но одновременно вы говорите, что только русские являются носителями большевизма, а украинцы, например, нет. Это ерунда. Большевизм так же чужд русскому народу, как и украинцам. Вообще, это интернациональное учение. Большевики смогли победить в России только потому, что сельское хозяйство было ужасно запущено после Первой мировой войны. Коммунисты пообещали крестьянам землю, а рабочим — фабрики и заводы, поэтому народ поддержал их. Конечно, это было ужасной ошибкой, поскольку сегодня крестьянин, по сравнению с прошлым, не имеет вообще ничего. В лучшем случае колхозник в Сибири получает 4 кг хлеба в день, а средняя зарплата рабочего 300–500 рублей в месяц, на которую он ничего не может купить. Когда нечего есть и существует постоянный страх перед системой, то, конечно, русские были бы очень благодарны за разрушение и избавление от сталинского режима. Только очень высокие представители советского партийного аппарата сносно живут. Командир стрелковой дивизии по сравнению с ними живет плохо. Но я всё равно не верю в то, что в нынешних условиях внутри СССР может произойти народное, антисталинское восстание. Слишком много крови пролили большевики за 20 лет своей власти, и все, кто бы мог поднять такое восстание, уже уничтожены. И даже если существует, к примеру, такой командир или генерал, который бы думал о таком восстании и о новой России, он всё равно ничего не мог сделать, так как вокруг него слишком много комиссаров и чекистов. Даже если этот генерал только поговорит об этом со своими друзьями, он всё равно ничего не сможет сделать, так как даже в среде военных очень много доносчиков и никому нельзя верить. Поэтому для осуществления антисталинского восстания нужен сильный толчок извне. Вы, немцы, можете сокрушить систему, но вы не должны думать о том, что народ может это сделать сам, несмотря на свою ненависть к режиму. И вы не должны упрекать или наказывать русских за то, что они не восстают.

Вы говорите об освобождении народов. Но мы ничего не слышали об освобождении Украины или Белоруссии, захваченных вами, и у нас говорят, что и для России свободы не будет. Это порождает сопротивление агрессору. Конечно, партийный аппарат и чекисты это не друзья, но вторгнувшийся враг — это агрессор, и с ним надо бороться. Начиная с сентября этого года на Волге и восточнее Волги формируется 150 новых стрелковых дивизий, а возможно, и больше, но никак не меньше 150. Мы должны были сами отдавать из своей армии некоторых командиров и комиссаров для этих новых дивизий. Через 4–5 месяцев эти дивизии или закончат своё формирование, или уже будут на фронте. У них будут и танки. Один мой друг сказал мне, что ежедневно строится 60 танков, позднее это число будет доведено до 80. Это включая заводы Ленинграда и те заводы, которые были эвакуированы на восток страны. Основные типы строящихся танков «Т-34» и «КВ». Также строится около 20 самолетов в сутки разных типов, но артиллерии и пистолетов-пулемётов будет немного. СССР помогают США и Великобритания, но я не думаю, что их помощь будет значительна. Нефти и нефтяных запасов не так много, чтобы полностью удовлетворить потребности, и если Вермахт дойдет до Кавказа, то их будет еще меньше».
Здесь генерал-лейтенант Лукин задал вопрос собеседнику о том, не собираются ли немцы создать альтернативное русское правительство? На этот вопрос Лукина допрашивающий ответил, что создание такого правительства будет затруднительно, ибо генерал Лукин сам заметил, что все, кто бы мог войти в такое правительство, убиты большевиками. А в случае создания правительства из случайных людей русский народ будет думать, что это правительство лишь служит немцам. Лукин сказал: «Может быть, это и правда. В этом году вы создали Министерство по делам восточных территорий, которое помогает только вам. Однако если будет всё-таки создано альтернативное русское правительство, многие россияне задумаются о следующем: во-первых, появится антисталинское правительство, которое будет выступать за Россию, во-вторых, они могут поверить в то, что немцы действительно воюют только против большевистской системы, а не против России, и в-третьих, они увидят, что на вашей стороне тоже есть россияне, которые выступают не против России, а за Россию. Также правительство может стать новой надеждой для народа. Может быть, так, как я, думают и ещё другие генералы; мне известны некоторые из них, кто очень не любит коммунизм, но они сегодня ничего другого делать не могут, как поддерживать его».
На вопрос допрашиваемого, кого бы Лукин мог назвать в качестве альтернатив, Лукин ответил: «Сегодня в СССР существуют только два человека, которые достаточно популярны, — это Будённый и Тимошенко.
Будённый это человек изнарода, в 1938 г. Сталин его очень не любил, и многие это знают. Если бы Будённый и Тимошенко возглавили восстание, то тогда, возможно, много крови и не пролилось. Но и они должны быть уверены в том, что будет Россия и российское правительство. И Буденный, и Тимошенко не очень любят коммунистические принципы, и, хотя они и являлись продуктами большевистской системы, они могли бы выступить, если бы видели альтернативу.
НОВАЯ РОССИЯ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНА БЫТЬ ТАКАЯ, КАК СТАРАЯ. ОНА МОЖЕТ ДАЖЕ БЫТЬ БЕЗ УКРАИНЫ, БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКИ, БУДУЧИ В ХОРОШИХ ОТНОШЕНИЯХ С ГЕРМАНИЕЙ.
( собственно такова нынешняя РесФедия – В.П.)
ВОТ И ПОМОЧЬ В СОЗДАНИИ ТАКОЙ РОССИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВА ТОЛЬКО В ВАШИХ СИЛАХ, А НЕ В НАШИХ.
Жуков и Шапошников не являются такими популярными, но они очень хорошие солдаты. Правда, я не думаю, что новые сформированные дивизии смогут вести наступательные действия; они могут только хорошо обороняться. Очень многие не хотят воевать, и при наступлении наших наступающих часто брали в плен очень легко. В районе южнее Ярцево вы имели 50 орудий на 1 км фронта, но наша пехота все равно должна была наступать три раза. Было очень много убитых, и очень многие не желали прорываться из окружения, а сдавались. Всё-таки потери составили не менее 10 000 человек.
На фронт начинают поступать новые реактивно-пусковые установки, которые раньше имелись лишь у армий, но теперь будут и у дивизий. До сих пор существовал такой порядок, что ни одна установка не должна была быть захвачена вами, и я сам отдавал приказ об их уничтожении, если они были в опасности. Сейчас их появится очень много. Если появится возможность более точной организации их стрельбы, то их значение резко возрастет. Поскольку они просты в изготовлении, то и на фронте установки появятся скоро. Вы должны обратить на них внимание. Я не думаю, что Красная Армия начнет вести химическую войну. Теперь я прошу вас, чтобы вы знали, что все это сказал россиянин, который любит свой народ, и я не хочу, чтобы было еще хуже. Я прошу вас сохранить всё это в секрете, так как у меня есть семья».
(Взято из Хрестоматии по отечественной истории (1914–1945 гг.) под редакцией А.Ф. Киселева, Э.М. Шагина.М., 1996.)

Из Википедии он восстает героем.

До войны Лукин имел два ордена Красного Знамени, и было непонятно, за что Хрущёв дал ему остальные ордена? А после прочтения протокола его допроса становится понятно: за то, что сообщил немцам время формирования, численность и боеготовность советских резервов; за то, что сообщил им темп и места производства танков и их марку, за то, что сообщил немцам мощности авиапромышленности, за то, что проинформировал их об установках залпового огня («катюшах»), короче — за то, что сообщил немцам всё, что знал, за то, что без колебаний предал и свою присягу, и свой народ.
За что демократы присвоили ему звание Героя России, тоже стало понятно — за то, что соглашался на новую Россию без Украины, Белоруссии и Прибалтики, но под немецким управлением, и с собою у бюджетного корыта.

Эта справка полезна для понимания, как и кем история войн подменяется пропагандой отобранных властью и самими «полководцами».
Учитывая источник получения документа с ответами Лукина на вопросы немцев, возникает вопрос: а этот допрос, опубликованный в «Хрестоматии по отечественной истории», — не подделка ли? Уж больно современные обороты речи, скажем, «россияне».
Но не подделка.
Во-первых, подлинник протокола, посланный в Берлин, был на немецком языке, и если его переводили на русский в наше время, то естественны и обороты речи нашего времени.
И дело не только в этом.

В Ржевско-Вяземской операции, бездарно проведённой Жуковым, был окружен 1-й гвардейский кавалерийский корпус Белова и части 4-го воздушно-десантного корпуса. Именно об этих боях и пишет Гальдер:
«Кавалерийский корпус Белова действует теперь западнее Кирова. Как-никак он отвлек на себя в общем 7 немецких дивизий». Чтобы решить проблему, немцы пытались убить самого Белова. Для этого подготовили и переправили вовнутрь окружённых войск корпуса Белова очень большую диверсионную группу из предателей в советской форме. Для предателей это был очень большой риск, этот риск требовалось как-то идеологически обосновать, поскольку просто за деньги на такой риск не идут. Нужен кто-то авторитетный, кто сообщил бы диверсантам, что он формирует войска Новой России «без Украины, Белоруссии и Прибалтики», но «в хороших отношениях с Германией», и что эти диверсанты воюют именно за такую свободную от большевиков Россию.
Так вот, войскам Белова удалось обезвредить эту группу, и в донесении в штаб фронта об этом сообщается:

«26 мая
Из 4 ВДК—26.5.42 г.
т. Жукову, Булганину, Белову
Диверсионная группа численностью 300 человек почти полностью ликвидирована. Захваченный в плен майор 33 армии Богатов Алексей Матвеевич бывшей 160 сд показал:
1. На ликвидацию нашей группировки привлечён 4 армейский резервный корпус, 43 корпус с Милятино, с Богатырей и др. направлений.
Танков для этой операции придается около 600 танков 20 тбр и 59 бронетанкового соединения, кроме того, привлекается КОРПУС, СФОРМИРОВАННЫЙ ИЗ БЫВШИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ ПОД КОМАНДОВАНИЕМ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА ЛУКИНА… командующего 16 или 20 армией. Наступление этого корпуса предполагается со стороны Дорогобуж…»

То есть на май 1942 г., задолго до генерала Власова, генерал Лукин у немцев то ли действительно командовал соединением, сформированным из русских предателей, и эти предатели уже воевали против находящихся в окружении наших войск, то ли окормлял диверсионные группы предателей сообщениями о таком русском корпусе.
Да, конечно, можно не верить в предательство Лукина, прочитав только протокол его допроса, но как не верить, когда этот протокол дополняется ещё и сведениями о том, что это не генерал Власов, а генерал Лукин первым начал объединять предателей под знаменами Гитлера? И эти предатели Лукина действительно воевали на стороне немцев.
Но тут возникает вопрос: а почему об этом в истории ничего не сказано, почему история создания неких регулярных русских войск, воевавших на стороне немцев, начинается с Власова?
Дело в том, что даже в середине 1942 г немцы полагали, что справятся с СССР силами объединённой Гитлером Европы. О создании регулярных вооруженных туземных формирований в СССР, тем более русских, и речи не шло. Как раз за месяц до этого в своей ставке «Волчье логово» Гитлер рассуждал о политике в отношении русских и безапелляционно заявил:
«Но самое глупое, что можно сделать на оккупированных территориях это выдать покорённым народам оружие». Поэтому какие-либо крупные воинские формирования из русских исключались. Поэтому Лукин, как предтеча Власова, окормлял именно такие диверсионные группы. А когда немцев клюнул жареный петух и им потребовались уже крупные силы предателей, инвалида Лукина (у него была ампутирована нога) заменили Власовым.

Обычно задают вопрос: почему Сталин простил Лукина после войны?
Контрвопрос: а Сталин знал о нём, рассматривал его дело?
Только до войны в РККА было около тысячи генералов, после войны их стало три тысячи, как их можно было всех знать? Скажем, о генерал-лейтенанте Карбышеве Сталин до войны даже не слышал, а во время войны долго не слышал, что Карбышев уже сдался в плен. О послевоенном деле Лукина и высший командный состав мог ничего не знать либо формально просмотреть результаты его проверки органами СМЕРШ.
Кстати, до войны главный комиссар Красной Армии Л. Мехлис требовал выгнать Лукина из армии, но Лукину или бездумно верили, или у него оказались надёжные друзья, которые помогли ему и после войны. Если не со службой, то с получением пачки орденов, а после уничтожения СССР и звания Героя России.
Ну что же, какова Россия, таковы и герои.
Tags: власовцы, генерал лукин, герой россии, пропаганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments